Б. Н. Фрезе -
ярославский специалист по истории античного права

"...Я надеюсь, что моя работа найдёт себе отклик среди наших юристов, хотя бы и таким образом,
чтобы они черпали из неё побуждение к более интенсивному иcследованию столь интересного
древнерусского частного права, имеющего, несомненно, сходные черты с греко-египетским"

В истории древнего мира была эпоха, оказавшая значительное влияние на всю последующую историю человечества. В историографии она получила название эпохи эллинизма. Завоевания Александра Македонского расширили границы греческой цивилизации (как территориальные, так и культурные) на большую часть известного тогда мира; достижения этой эпохи в той или иной степени были унаследованы как Римской и Византийской империями, так и теми государствами, которые с ними соприкасались. Вместе с тем долгое время исследователи не уделяли ей достаточно внимания, принижая её значение и считая её лишь промежуточным звеном между историей классической Греции и Рима. Немногие российские учёные до революции изучали период эллинизма специально. Тем примечательнее представляется тот факт, что один из них в начале XX в. работал в Ярославле. Это был приват-доцент Демидовского юридического лицея Бенедикт Николаевич Фрезе, по основному роду занятий – преподаватель римского права.

Б. Н. Фрезе (настоящее имя Бенедикт Корнелиус), из балтийских немцев, родился в 1866 г. в Эстляндской губернии в г. Дерпте (современный Тарту). Он окончил гимназию и юридический факультет Дерптского университета, а в середине 1890-х гг. прошёл курс обучения в знаменитом Институте римского права при Берлинском университете. Рекомендателем Фрезе выступил один из кураторов института – известный российский деятель образования А. И. Георгиевский, глава учёного комитета Министерства народного просвещения. Сам институт представлял собой любопытный феномен в истории российского образования – он существовал около десяти лет (с 1886 г. по 1896 гг.) и был открыт по инициативе тогдашнего министра народного просвещения И. Д. Делянова для подготовки преподавателей римского права у лучших в то время немецких специалистов. Сам предмет римского права в свете увлечения т. наз. классическим образованием виделся достаточно актуальным и значимым, поскольку позиционировался как хорошая школа для будущих юристов независимо от их действительной специализации.

Таким образом, Б. Н. Фрезе учился в этом институте уже под конец его существования. К сожалению, ему не повезло оказаться втянутым в конфликт между выпускниками института и профессорами некоторых российских университетов, которые недолюбливали «берлинцев» и мешали их трудоустройству. В личном деле Фрезе, хранящемся в Российском государственном историческом архиве, сохранилась его жалоба на то, что хотя "согласно Высочайшему указу окончившим с успехом Институт было обещано немедленное назначение", он "вот уже два года не назначен», и ему после выпуска «не выдали даже, как остальным, пособия". Более того, Фрезе не смог даже занять вакантное место приват-доцента на кафедре остзейского права в своей альма-матер – университете Дерпта, к тому времени уже переименованного в Юрьев; декан юридического факультета дал отрицательный отзыв. До 1901 г. Фрезе работал на кафедре местного и торгового права в политехническом институте в Риге, а затем смог занять должность приват-доцента и преподавателя римского права в ярославском Демидовском лицее, который занимал одно из ведущих мест среди центров изучения права в Российской империи и по количеству студентов одно время находился на третьем месте сразу после столичных юрфаков. Соответствующее решение о назначении было принято Советом лицея 24 августа 1901 г.

Б. Н. Фрезе находился на этой должности до 1913 г. и преподавал римское и торговое право. В течение семи месяцев в 1903-04 гг. он также заведовал библиотекой лицея и ушёл с этого поста, не совладав с плачевным состоянием дел (прежде всего касательно учёта фонда, который нашёл в совершенно расстроенном положении). В 1913-18 гг. Фрезе исправлял должность (т.е. исполнял обязанности) экстраординарного профессора кафедры римского права. Дальнейшая жизнь Фрезе связана с эмиграцией; он вернулся в уже независимую Латвию и занимал должность профессора римского права в Высшей школе Латвии и Институте Гердера в Риге. Скончался он в 1942 г., во время второй мировой войны, в Польше.

Любопытно отметить, что для своих научных исследований Б. Н. Фрезе выбрал весьма нестандартную тему; его коллеги по Демидовскому лицею изучали по большей части право римское или византийское (последним, в частности, плодотворно занимался профессор Демидовского лицея Д. И. Азаревич). Фрезе же избрал объектом своего исследования Египет, привлекавший его, разумеется, не только местной экзотикой, но и тем, что на земле Египта почти одновременно действовали сразу три правовые системы. После смерти Александра Македонского в Египте утвердилась греческая (точнее, греко-македонская) династия, основанная одним из его ближайших соратников. История царства Птолемеев (имя основателя передавалось из поколения в поколение), или, иначе, эллинистического Египта, продолжалась около 250 лет – пока его последняя царица, знаменитая Клеопатра VII, не вмешалась в гражданскую войну в Риме и не оказалась на проигравшей стороне. После этого Египет был присоединён к Римской империи, но в её составе опять-таки занял особое место. До начала III в. н.э. римляне практически не трогали и правовую систему, и в Египте сохранялось доримское право, представлявшее собой причудливое соединение греческих и египетских норм. При этом, как отметил сам автор, этот процесс ко времени прихода римлян уже завершился, и невозможно сказать, какие элементы права имеют местное происхождение, а какие были привнесены греками. Эта запутанная ситуация и заинтересовала юриста.

Результаты своих исследований Б. Н. Фрезе обобщил в монографии "Очерки греко-египетского права", которая увидела свет в 1912 г. (107-й выпуск Временника Демидовского юридического лицея). Это главный научный труд Фрезе, включающим более ранние его статьи на эту тему (так, в 1908 г. он опубликовал в "Юридических заметках" обзорную статью о папирусах, а в 1911 г. – статью о греко-египетских частных документах, которые были изданы в Ярославле в виде отдельных оттисков). Монография представляет собой первую часть задуманного двухтомника; второй том так и не был издан.

Работа состоит из введения и 11-ти глав. Коль скоро основным источником в данном случае выступают юридические документы, написанные на папирусах, во введении даётся краткий очерк папирологии как научной дисциплины, информация об археологических находках и изданиях папирусов. "Прежде всего, - говорит автор, - значение папирусов состоит в том, что они, с одной стороны, отражают социальные и экономические отношения Египта во время Птолемеев и в период римского владычества, а, с другой стороны, позволяют нам изучать как историю политическую и историю культуры страны, так и процесс развития права". Юридические документы Фрезе подразделяет на публичные и частные; к первым относит царские и императорские указы, эдикты префектов, судебные протоколы, журналы должностных лиц и т.п., ко вторым - жалобы, иски, прошения, разнообразные документы о сделках. Также введение содержит обзор развития греко-египетского права до и после присоединения Египта к Риму. Первая глава посвящена организации судопроизводства в птолемеевском и римском Египте, вторая – частно-правовым документам. Остальные главы представляют узкоспециальный интерес и посвящены различным типам юридической документации, относящейся прежде всего к хозяйственному и земельному праву (другие отрасли права и, в частности, семейное автор намеревался рассмотреть во второй части своей монографии).

Основной вывод настоящей монографии заключается в том, что в силу консерватизма древних египтян греческое право было воспринято ими не сразу, хотя в общественной иерархии египтяне занимали подчинённое положение. Это происходило путём обычая, египетское право постепенно отмирало, поскольку новые хозяева Египта требовали переводить документацию на греческий язык. Процесс слияния правовых норм осуществлялся поэтапно (хотя известно о царских указах, которые должны были его сгладить и ускорить) и растянулся на долгие десятилетия; о его завершении можно говорить лишь в канун установления римской власти.

Уникальное, по мысли автора, положение Египта в составе Римской империи заключалось в том, что местному населению была предоставлена широкая автономия. "Управление страны остается в сущности то же самое, в частности и финансовое управление, которое служит для Рима в некотором отношении едва ли образцом". По большому счёту, в Египте просто сменилась правящая династия – новыми фараонами стали римские императоры. Поэтому и греческое (или скорее греко-египетское) право вплоть до распространения римского гражданства на всю территорию империи (императорский эдикт от 212 г.) "пользовалось широкой терпимостью". Римские нормы распространялись прежде всего на самих римлян, проживавших в Египте. Римские судьи были обязаны обращать внимание на существование местного права, особенно в тех случаях, когда речь шла о личном праве – семейном или наследственном. Но и после 212 г. унификации права не произошло, поскольку в Египте не хватало обученных кадров, а греческие нотариусы просто не понимали имперских норм.

В результате, словами автора, «греческое право не только сумело в значительной мере удержать свою позицию; мы видим даже, что впocлeдcтвии имперское законодательство нередко находилось под влиянием греческих воззрений, особенно со времени Константина Великого. Слова Горация "Греция, взятая в плен, победителей диких пленила» находят себе подтверждение не только в области искусства и литературы, но и в области права". Влияние греческого права на римское автор видит, в частности, в формировании института прямого представительства (т.е. работе по доверенности) и появлении срока исковой давности по сделкам; ни то, ни другое в классическом римском праве не признавалось. Ко всему прочему, автор усматривает в греко-египетском праве некие параллели с древнерусским, что, по его мнению, может служить дополнительным аргументом в пользу актуальности его исследования. Безусловно, монография Б. Н. Фрезе до сих пор остаётся единственным в своём роде исследованием, вышедшим на русском языке, и является важным памятником российского – и в том числе ярославского – дореволюционного антиковедения.

Литература

С экспонатами, представленными на выставке, можно ознакомиться в отделе редкой книги ЯОУНБ им. Н.А. Некрасова.
Ваши комментарии, отзывы, вопросы просим присылать по адресу:
red_kniga@rlib.yar.ru

[Вернуться на главную страницу]